Кот Ученый (lenarudenko) wrote,
Кот Ученый
lenarudenko

Флоренция. Новая жизнь Данте


Здание при церкви Орсанмикеле с мемориальной доской-портретом Данте

Многим известна история печальной любви Данте (средневекового поэта XIII-XIV века) к даме сердце Беатриче. Однако редко упоминается, что Беатриче была замужем, а у Данте была жена и трое детей. А может, Беатриче и не существовало? Ее биография, описанная в книге Данте «Новая жизнь» (La Vita Nuova) не нашла точного подтверждения в исторических документах. Возможно, поэт просто написал роман от первого лица, наделив героя своими чертами.

Не хочется портить красивую легенду, лучше представить как эта романтическая история могла произойти, если верить роману Данте «Новая жизнь». Улицы Флоренции к этому располагают. «Если это неправда, то хорошо придумано» - гласит итальянская пословица.



Данте Алигьери принадлежал к знатному роду, который славился со времен Римской империи, его предки были основателями Флоренции.

Итак, история любви Данте к Беатриче согласно повествованию «Новая Жизнь» началась, когда Данте было 9 лет. Данте, когда был с отцом в гостях, увидел красивую девочку, которая была младше его на год.
«Так предстала она предо мною почти в начале своего девятого года, я уже увидел ее почти в конце моего девятого. Появилась облаченная в благороднейший кроваво-красный цвет, скромный и благопристойный, украшенная и опоясанная так, как подобало юному ее возрасту».

Образ маленького ангела не покидал Данте долгие годы, спустя 9 лет он снова встретил Беатриче на мосту Санта-Тринита во Флоренции. Это случилось предположительно в 1283 году.


«Данте встречает Беатриче на мосту Санта-Тринита» в представлении Генри Холидея (XIX век).
Художник символически изобразил спутниц Беатриче в образах распутства и целомудрия.


Вот как романтично описывает эту историю Данте: «Когда миновало столько времени, что исполнилось ровно девять лет после упомянутого явления Благороднейшей, в последний из этих двух дней случилось, что чудотворная госпожа предстала предо мной облаченная в одежды ослепительно белого цвета среди двух дам, старших ее годами.


У моста Санта-Тринита



Проходя, она обратила очи в ту сторону, где я пребывал в смущении, и по своей несказанной куртуазности, которая ныне награждена в великом веке, она столь доброжелательно приветствовала меня, что мне казалось - я вижу все грани блаженства. Час, когда я услышал ее сладостное приветствие, был точно девятым этого дня. И так как впервые слова ее прозвучали, чтобы достигнуть моих ушей, я преисполнился такой радости, что, как опьяненный, удалился от людей; уединясь в одной из моих комнат, я предался мыслям о куртуазнейшей госпоже».


Беатриче на картине Marie Spartali Stillman, 1895

Данте посвящает стихи своей прекрасной даме:
Влюбленным душам посвящу сказанье,
Дабы достойный получить ответ.
В Аморе, господине их, - привет! -
Всем благородным душам шлю посланье.
На небе звезд не меркнуло сиянье,
И не коснулась ночь предельных мет -
Амор явился. Не забыть мне, нет,
Тот страх и трепет, то очарованье!
Мое, ликуя, сердце он держал.
В его объятьях дама почивала,
Чуть скрыта легкой тканью покрывал.
И, пробудив, Амор ее питал
Кровавым сердцем, что в ночи пылало,
Но, уходя, мой господин рыдал.

В третий раз поэт встречает Беатриче в церкви, но не может объясниться. Поэт стесняется чувств и ведет себя глупо. Пытаясь разыграть равнодушие к Беатриче, он настойчиво ухаживает за другой дамой, которая становится его «завесой».

Хитрый поэт все предусмотрел: «Дама, благодаря которой я так долго скрывал мою любовь, должна была покинуть упомянутый город и отправиться в дальние края». Данте эмоционально привязался к подруге, и даже навещал ее в другом городе и присылал стихи.


Дом Данте во Флоренции.

Этот случай характерен для «рыцарской эпохи», когда поэт воспевал в стихах чистый образ дамы сердца, а при этом находил утешение в объятиях особы легкой морали.

Гордая Беатриче, узнав о таком поведении Данте, была возмущена и не желала больше любезничать с ним.

«Из-за невоздержанных толков, казалось порочивших меня, Благороднейшая, будучи разрушительницей всех пороков и королевой добродетели, проходя, отказала мне в своем пресладостном привете, в котором заключалось все мое блаженство. И, несколько удаляясь от того, что я хочу поведать, я объясню, какое благотворное влияние ее приветствие имело на меня» - сокрушался поэт.


Мост Санта-Тринита в наши дни

Лишь о любви все мысли говорят,
И столь они во мне разнообразны,
Что, вот, одни отвергли все соблазны,
Другие пламенем ее горят.
Окрылены надеждою, парят,
В слезах исходят, горестны и праздны;
Дрожащие, они в одном согласны --
О милости испуганно твердят.
Что выбрать мне? Как выйти из пустыни?
Хочу сказать - не знаю, что сказать.
Блуждает разум, не находит слова,
Но, чтобы мысли стали стройны снова,
Защиту должен я, смирясь, искать
У Милосердия, моей врагини.



Потом Данте снова встречает Беатриче на брачном пиру, среди подруг невесты.
Боясь, чтобы другие не заметили мой трепет, я поднял глаза на дам и увидел среди них Беатриче. Тогда столь сокрушены были мои духи силою, которую Амор получил, увидев меня столь близко от благороднейшей госпожи, что в живых остались лишь духи зрения, но и они пребывали вне их органа, ибо Амор соизволил оставаться в их благороднейшем месте, дабы видеть чудотворную госпожу. И несмотря на то, что я стал другим, чем был ранее, я испытал великую боль, которую причиняли мне малые духи, горько стенающие и говорившие: "Если бы Амор не изгонял нас своими молниями из наших мест, мы могли бы остаться и видеть чудесное явление этой дамы, подобно другим равным нам, присутствующим здесь".

Видя смущение поэта, Беатриче с подругами посмеялась над ним.
«И я говорю вам, что многие из дам, заметив, как я изменился, начали смеяться надо мной вместе с Благороднейшей. Тогда друг мой, желавший мне добра и обманутый в своих ожиданиях, взял меня за руку, увел от взоров этих дам и спросил, что случилось со мной. Когда я пришел в себя и возродились мои поверженные духи, а изгнанные вернулись в свои владения, я сказал моему другу: "Ноги мои находились в той части жизни, за пределами которой нельзя идти дальше с надеждою возвратиться".


"Любовь Данте", Рис. Россетти Данте Габриэль, XIX век

Оскорбленный Данте вернулся домой и написал печальное стихотворение.
С другими дамами вы надо мной
Смеетесь, но неведома вам сила,
Что скорбный облик мой преобразила:
Я поражен был вашею красой.
О, если б знали, мукою какой
Томлюсь, меня бы жалость посетила.
Амор, склонясь над вами, как светило,
Все ослепляет; властною рукой
Смущенных духов моего сознанья
Огнем сжигает он иль гонит прочь;
И вас один тогда я созерцаю.
И необычный облик принимаю,
Но слышу я - кто может мне помочь? -
Изгнанников измученных рыданья.

Данте не искал больше встречи с Беатриче, но он его страданиях знал весь город.
Однажды на пиру одна умная благородная дама задала поэту точный вопрос: "Какова цель твоей любви, если не можешь выдержать присутствия твоей дамы? Скажи нам, так как цель такой любви должна быть необычной и небывалой".


Беатриче, Рис. Россетти Данте Габриэль, XIX век

Поэт ответил: "О дамы, целью моей любви раньше было приветствие моей госпожи, которая, конечно, вам известна.
В приветствии этом заключались все мои желания. Но так как ей угодно было отказать мне в нем, по милости моего владыки Амора, мое блаженство я сосредоточил в том, что не может быть от меня отнято".

Дамы удивились его словам: "Мы просим тебя, чтобы ты сказал нам, где пребывает твое блаженство"
Данте произнес: "В словах, восхваляющих мою госпожу".

Тогда обратилась к нему та, что начала разговор:
"Если сказанное тобой - правда, те стихи, которые ты посвящал ей, изъясняя свое душевное состояние, были бы сложены иначе и выражали бы иное"

Тут поэт не смог возразить: «Тогда, размышляя об этих словах, я удалился почти пристыженный и шел, говоря самому себе: "Если столь велико блаженство в словах, хвалящих мою госпожу, почему иною была моя речь?»



В «Новой жизни» Данте описывает душевные метания своего лирического героя. Он так и не решается объясниться с Беатриче. Однажды во время тяжелой болезни ему снится страшный сон, он окружен мрачными призраками, которые твердят «Ты умер!». Среди теней появляется друг и произносит: "Разве ты не знаешь: твоя достойная удивления дама покинула этот век".

"Тогда я начал плакать, исполненный величайшей горести, и не только в моем воображении, но истинные слезы омывали мои глаза. Затем я вообразил, что следует мне посмотреть на небо, и мне показалось, что я вижу множество ангелов, которые возвращались на небо, а перед ними плыло облачко необычайной белизны. Мне казалось, что эти ангелы пели величальную песнь и что я различаю слова их песни: "Osanna in excelsis"*, и ничего другого я не слышал. Тогда мне показалось, что сердце, в котором заключалась столь
великая любовь, сказало мне: "Поистине мертвой покоится наша дама".

И после этого мне показалось, что я иду, чтобы увидеть тело, в котором обитала благороднейшая и блаженная душа. Столь сильна была обманчивая фантазия, что она показала мне мою даму мертвой. И мне казалось, что дамы покрывают ее голову белой вуалью; и мне казалось, что на лице ее отобразилось такое смирение, что слышалось -- она говорила: "Я вижу начало умиротворения". И в этом мечтании, когда я увидел ее, меня охватило чувство такого смирения, что я призывал Смерть, говоря: "О пресладостная Смерть, приди ко мне, не поступай со мною недостойно, ты должна быть благородна, в таком месте была ты! Приди ко мне, столь жаждущему тебя. Посмотри: уже ношу твой цвет". Когда же я увидел завершение скорбных обрядов, которые надлежит совершать над телом умерших, мне почудилось, что я возвращаюсь в мою комнату. Там привиделось мне, будто я гляжу на небо. И столь сильно было мое воображение, что истинным своим голосом, плача, я произнес: "О прекраснейшая душа, блажен видевший тебя!" Произнося эти слова скорбным голосом, прерываемым приступами рыданий, я призывал Смерть.


Смерть Беатриче или "Ведение Данте". Рис. Россетти Данте Габриэль, XIX век

Молодая и благородная дама, бывшая у моего ложа, думая, что мои рыдания и мои слова были вызваны лишь моим недугом, также начала плакать. Другие дамы, бывшие в комнате, по ее слезам заметили, что и я плачу. Тогда они удалили молодую даму, связанную со мной ближайшим кровным родством, и подошли ко мне, чтобы меня разбудить, полагая, что я вижу сны. Они сказали мне: "Не спи" и "Не отчаивайся". От этих слов прервалось сильное мое мечтание, как раз когда я хотел воскликнуть: "О Беатриче, будь благословенна!" И я уже сказал: "О Беатриче", когда, придя в себя, я открыл глаза и увидел, что заблуждался. И хотя я назвал это имя, мой голос был прерван приступом рыданий, так что эти дамы не смогли, как я полагаю, меня понять. Несмотря на мое великое смущение и стыд, по совету Амора я повернулся к ним.

Увидев мое лицо, они сказали сначала: "Он кажется мертвым"; затем, обращаясь друг к другу: "Постараемся утешить его" - и произнесли много слов утешения, порою спрашивая меня, чем я был так испуган.
Несколько успокоенный, я понял, что был охвачен ложным мечтанием, и ответил им: "Я вам поведаю, что со мной случилось". Тогда - от начала до конца - я рассказал им о том, что видел, скрыв имя Благороднейшей".

Оплакивая Беатриче, Данте пытается вернуться к жизни. Его внимание привлекает яркая дама общества, но земные чувства слабы перед любовью к умершей Беатриче.

Не одолеть мне силу воздыханья -
Мне каждое - увы! - не удержать,-
Глаза побеждены и созерцать
Не могут видящих их состоянье.
В моих глазах теперь лишь два желанья:
Лить слезы и страданье показать.
Амор на них кладет свою печать -
Вокруг венцы от горечи рыданья.
Так помыслы, исполненные муки,
Упорствуют и в сердце восстают.
И Бог любви измучен их тоской.
Но скорбные рыдают и поют:
Мадонны имени в них слышны звуки
И много слов о смерти всеблагой.



Лирический герой Данте решает служить своими стихами прекрасной Беатриче. Ее светлый образ потом явится читателю в «Божественной комедии».

А теперь, дорогой читатель, вернемся к биографии Данте. Как уже было упомянуто, он был женат. Его супругой стала благородная дама Джемма Донати, которая принадлежала к семье политических конкурентов Данте (он поддерживал партию Черки). Подробности их отношений неизвестны, точно можно отметить, что в 1301 году у супругов уже было трое детей – два сына и дочь. Возможно, он женился после смерти Беатриче.


Мемориальная доска с портретом Данте

Политический клан, который поддерживал Данте потерпел поражение, и его сторонники были приговорены к изгнанию. Эта участь постигла Данте, он отправился в изгнание вместе с партийными товарищами. Джемма с детьми осталась во Флоренции. Она получила наследство от отца, которое дало достаточные средства для существования.

Не стоит осуждать жену, которая не разделила изгнания с мужем. В средневековье изгнание означало скитания и нищету. Наверняка, супруги не желали обрекать своих детей на страдания. Изгнание в древности - не современный переезд из города в город с чемоданом и банковскими картами в бумажнике.

В родной город Данте больше не вернулся. К счастью, в последние годы жизни поэта дети не оставили отца-изгнанника, они втроем поселились рядом с ним в Равенне.



Текст и фотографии в блоге моего авторства. При копировании прошу указывать ссылку на источник.



Tags: Городские легенды, Италия, Легендарные личности, Путешествие, Флоренция
Subscribe

Posts from This Journal “Путешествие” Tag

promo lenarudenko ноябрь 1, 2012 00:23 193
Buy for 10 tokens
Электронные версии моих мистико-исторических детективных романов. Незримого Начала Тень Вышел в издательстве "Вече". Надеюсь, что книга понравится, и её захочется купить на бумаге. Ссылки на Озон и Лабиринт указны в файле. Мистико-исторический детектив. Что таит дар предвидения смерти?…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →